Гипноз Ганжи

Интервью с фотохудожником Мохаммедом Резой Домири Ганжи (Иран)

Фантастические мозаики, волшебный свет, преломляющийся сквозь разноцветные витражи, причудливые узоры, струящиеся друг в друга и создающие ощущение бесконечности, уравновешенные геометрические формы, завораживающие взгляд изогнутые арки, головокружительное богатство Востока – все это заключено в снимках мечетей, которые делает иранский фотохудожник Мохаммед Ганжи. 25-летний фотограф, впервые взявший камеру пять лет назад и нигде не обучавшийся фотоискусству, вдруг появился с коллекцией Historic Persian monuments and Temples и взорвал мир этой запретной красотой. Дело в том, что в большинстве мечетей, которые он фотографирует, пользоваться камерой нельзя. О том, как ему удается ломать запреты, о популярности Instagram и ключевых точках для удачной фотографии нам и рассказал сам Ганжи.

Ваши работы – как драгоценный мозаичный калейдоскоп. С помощью чего вы добиваетесь таких ярких и насыщенных цветов, ведь снимки сияют даже с компьютерных мониторов!

Как-то раз мой хороший индийский друг-фотограф дал мне полезный совет – всегда контролировать свет и тень. С тех пор, фотографируя, я пытаюсь ловить освещение и цвета. Помимо этого есть еще и пост-обработка. Учиться новым техникам и приемам, подходящим для архитектурной фотографии, можно годами.

Музыкальный зал во дворце Али-Капу в Исфахане поражает своей акустикой: слово, сказанное шепотом в одном углу зала, будет отчетливо услышано в другом

Во многих мечетях наложено жесткое ограничение на фотосъемку. Как вам удается договориться о ее проведении?

Да, вы правы, обычно требуется разрешение, чтобы профессионально фотографировать со штатива. Поэтому перед тем как поехать в какой-нибудь город, я занимаюсь бумажной волокитой. Как правило, на это требуется три-четыре дня. Иногда, несмотря на все мои старания, разрешения так и не добиваюсь. В таких случаях просто пропускаю эту мечеть и иду фотографировать другие места, благо их много.

Расскажите о Sony World Photography Awards. Стало ли для вас неожиданностью, когда ваша работа вошла в шорт-лист? Помогло ли вам это признание в фотокарьере?

Когда мой снимок бань Вакиль, самых старых общественных бань в иранском Ширазе, попал в шорт-лист Sony World Photography Awards, я был удивлен и по-настоящему обрадован. Это будто открыло во мне второе дыхание, наполнило свежей энергией, чтобы продолжать заниматься фотографией. Кроме того, в том же 2014-м я получил третье место в конкурсе Colour Panoramic Awards, золотую медаль на Epson Pano Awards, а одну из моих работ выбрали лучшим панорамным HDR-снимком года. Конечно же, я не собираюсь останавливаться на достигнутом и сейчас работаю еще больше, чем прежде.

Насколько я знаю, вы нигде не учились фотографии, но много изучаете ее самостоятельно. Каковы ваши авторитеты: книги, художники из прошлого или современные мэтры, кого вы могли бы назвать своими учителями? Кто или что является для вас путеводной звездой?

Моим первым учителем, тем, кто действительно вдохновил меня на занятие панорамной фотографией, стал Джеффри Мартин, владелец 360cities.net и человек, сделавший самый большой снимок в мире. Также я общался с несколькими молодыми иранскими фотографами, учился, обмениваясь с ними опытом и следуя их советам. Позже начал загружать свои работы в фотосообщества, на сайты, получал много отзывов и рекомендаций, так что шаг за шагом все больше узнавал о фотографии и двигался вперед.

С помощью архитектурной фотографии я разговариваю с миром, ведь фотографируя старые иранские строения, я показываю не просто их как таковых, но иранскую культуру в целом


Неофициальное название мечети Насир аль-Мульк – Радужная. Для облицовки стен здесь использованы кусочки цветного стекла и мозаика

Насколько для вас важна техника – светофильтры, камеры, объективы. Я читала, что вы предпочитаете широкоугольные объективы?

Для меня это очень важно! Всегда стараюсь быть в курсе последних новинок: объективов, оборудования, техник, потому что верю – новая камера даст мне более высокое качество изображения и цвета, поможет лучше контролировать освещение, а также получить больший масштаб печати с большей детализацией.

Да, вы правы, я предпочитаю широкоугольные объективы. Мои фотографии отличаются тем, что зачастую на них показано все здание целиком, будь это мечеть или историческое место – все умещается в одну картинку. И широкоугольный объектив тут здорово помогает.

Как происходит рождение того или иного снимка? Вы тщательно все продумываете, импровизируете или сразу же, видя объект, понимаете, каким именно он должен быть на фото?

Я всегда начинаю с того, что сам осматриваю пространство. Могу часами стоять в историческом месте, стараясь прочувствовать его атмосферу, найти ключевые точки. Ими бывают, например, мозаики или витражи – тогда я подбираю оптимальное время, когда солнечный свет наилучшим образом проникает через цветное стекло. Если беру за основу симметрию, тогда нахожу лучшие точки съемки, чтобы поймать эту симметричную игру. Кроме того, мои изображения – комбинация нескольких снимков, а значит, я должен представлять финальный результат и то, как будут выглядеть сшитые панорамы прежде, чем начать фотографировать.

А много ли времени занимает процесс обработки снимка? Как это происходит?

По-разному, иногда мне нужно пять-шесть часов, а иногда целый день. Я очень скрупулезно подхожу к обработке. Сначала выбираю raw-файлы, открываю их в Adobe Lightroom, настраиваю свет, контраст, баланс белого, а потом экспортирую в 16-битные файлы tiff. После этого сшиваю панорамные изображения, нахожу наилучшую точку съемки и обрезаю. Затем редактирую стыки, цвета и освещение. Это кропотливый, долгий и невероятно интересный процесс работы.

Соборная Джамехская мечеть в Язде известна также как Пятничная мечеть. Она украшена двумя высокими минаретами и богато декорирована мозаичным орнаментом и голубым фаянсом

Помимо архитектурной и панорамной съемки у вас есть потрясающей красоты пейзажи с ночным небом. В каких жанрах и направлениях вы хотели бы себя попробовать или уже пробуете? Чем вас так привлекает архитектура?

В северном Иране, где я живу, невозможно обойтись без пейзажей и ночного неба – здесь огромное количество рек, гор, водопадов, джунглей и мало исторических памятников. Эти природные красоты позволяют расслабиться. Поэтому я так сильно люблю делать пейзажные фото. А архитектура – она везде вокруг нас, мы живем в ней. Я запечатлеваю старые прекрасные здания, поскольку верю, что они могут вдохновить архитекторов на постройку новых, более выдающихся. С помощью архитектурной фотографии я разговариваю с миром, ведь фотографируя старые иранские строения, я показываю не просто их как таковых, но иранскую культуру в целом.

Как давно вы начали фотографировать и что привело вас к этому?

Вы знаете, меня чрезвычайно увлекает и интересует история культур и символов. Как-то раз, лет пять назад, на Google Earth я увидел снимки египетских пирамид изнутри. Они настолько поразили меня своей красотой и кажущейся легкостью, что я решил сделать похожие снимки сам и начал фотографировать старинные иранские здания компактной камерой, которая у меня была на тот момент. Потом купил зеркальный фотоаппарат, начал узнавать о фотографии, продолжил заниматься этим более профессионально. Фотоискусство затягивает, и, начав постигать его секреты, уже невозможно остановиться.

Сейчас почти каждому доступна более-менее качественная техника – можно отправиться в магазин, купить цифровую зеркалку и делать вполне хорошие фотографии. Да что там! – некоторые на мобильные телефоны умудряются снять чуть ли не шедевр. Это, по-моему, уже вообще отдельный вид искусства – съемка на телефон. С помощью интернета можно неплохо и достаточно быстро раскрутиться. Так как же понять, кто перед нами – зерно или плевел, действительно талантливый фотограф или сезонный пшик?

В тот момент, когда ты погружаешься в фотографию, начинаешь чувствовать ее душу, вот тогда и понимаешь, что это не просто щелчок затвора и застывшая картинка, а способ донести истинные эмоции. Я самым положительным образом отношусь к развитию цифровых камер, потому что это привлекает внимание людей к фотографии. Взять, например, Instagram. Сейчас у всех есть аккаунт в этой социальной сети, и все с его помощью что-то снимают. Так люди ближе знакомятся с искусством фотографии. Между тем каждый день создаются миллионы снимков, но меньше тысячи из них содержат в себе идею, привлекают внимание. Такие фото сияют на фоне остальных – их не составляет труда опознать, надо лишь подумать, о чем они, или прислушаться, какие ты испытываешь чувства, глядя на них.

Я всегда начинаю с того, что сам осматриваю пространство. Могу часами стоять в историческом месте, стараться прочувствовать его атмосферу, найти ключевые точки: витражи, мозаики, симметрию

Наиболее эффектно Насир аль-Мульк выглядит с восходом солнца – мечеть построена таким образом, чтобы окна были буквально залиты светом

Сейчас почти каждому доступна более-менее качественная техника – можно отправиться в магазин, купить цифровую зеркалку и делать вполне хорошие фотографии. Да что там! – некоторые на мобильные телефоны умудряются снять чуть ли не шедевр. Это, по-моему, уже вообще отдельный вид искусства – съемка на телефон. С помощью интернета можно неплохо и достаточно быстро раскрутиться. Так как же понять, кто перед нами – зерно или плевел, действительно талантливый фотограф или сезонный пшик?

В тот момент, когда ты погружаешься в фотографию, начинаешь чувствовать ее душу, вот тогда и понимаешь, что это не просто щелчок затвора и застывшая картинка, а способ донести истинные эмоции. Я самым положительным образом отношусь к развитию цифровых камер, потому что это привлекает внимание людей к фотографии. Взять, например, Instagram. Сейчас у всех есть аккаунт в этой социальной сети, и все с его помощью что-то снимают. Так люди ближе знакомятся с искусством фотографии. Между тем каждый день создаются миллионы снимков, но меньше тысячи из них содержат в себе идею, привлекают внимание. Такие фото сияют на фоне остальных – их не составляет труда опознать, надо лишь подумать, о чем они, или прислушаться, какие ты испытываешь чувства, глядя на них.

Лепные потолки общественной бани мечети Вакиль в Ширазе изображают восхождение пророка Мухаммеда на небеса, а также иллюстрируют древнеиранские рассказы

А каковы ваши, личные критерии к своим фотографиям – удался снимок или нет?

Когда я делаю снимок мечети или исторического места, то, прежде всего, проверяю, удачно ли вышли его отличительные особенности – симметрия, узоры, мозаика. Если что-то не так, то обычно не выкладываю фото. Однако, как известно, не всегда искусство вписывается в критерии – так и у меня: если смотря на фото, я что-то чувствую, то этого достаточно, чтобы поделиться снимком.

Музыка, футбол, теннис, путешествия с палатками – вы очень разносторонний человек. Такое времяпрепровождение – отдых от работы и учебы или в том числе и источник вдохновения? Чем еще вы вдохновляетесь?

Вы знаете, мне кажется, что это и хобби, и отдых, и источник вдохновения. Горы, джунгли и озера – лучшие места для отдыха. Я действительно наслаждаюсь природой, каждым тем чудесным мгновением, что оказываюсь с ней один на один. Она освобождает сознание и позволяет сосредоточиться на фотографии или учебе. Футбол и теннис – мои любимые виды спорта, а что касается музыки, то я не просто ее люблю, но еще и хорошо знаю, понимаю – у меня довольно много друзей-музыкантов.

Посмотреть другие работы Мохаммеда Ганжи можно ЗДЕСЬ

 

 

Источник: http://www.watchrussia.com

 

Комментарии:

Добавить комментарий