Вологодское приключение

Путешествие в Вологду. День первый. Часть первая

Вологда – старый-престарый город, основанный в 1147 году. Получается, что сейчас ему 870 лет. Очень немало.

Когда передо мной встал вопрос, а чем бы заняться на майских праздниках, подруги предложили съездить в Вологду. Город моей первой любви, – подумала я. – Интересно было бы посмотреть, где живет мальчик, ныне счастливый женатый мужчина, с которым я когда-то давно впервые поцеловалась.

Еду, – решила я и…пожадничала денег на билет на поезд. Почти 2000 рублей в один конец мне показалось дороговатым. BlaBlaCar в те дни, которые были мне нужны, не ехал. И я почти отказалась от поездки, но тут наткнулась на сайт busfor.ru. Разница с поездом почти в 1000 рублей, по времени ехать меньше, а ночью и поспать можно, правда, сидя. Неплохо.

Вход в вокзал

Автобус оказался, скорее, маршруткой. Новым, чистым и относительно комфортным Mersedes`ом.

Я уезжала вечером, на улице уже было темно, шел дождь, было холодно и немного грустно. Честно говоря, я немного жалела в тот момент, что пожадничала и сейчас не еду с девчонками в теплом плацкарте, с согревающим коньячком, шутками-прибаутками и смехом, от которого потом болит живот. Мне всегда грустно уезжать, особенно, в одиночку. Это не зависит куда я еду и на чем. Садишься в автобус, электричку, поезд, самолет и охватывает щемящее чувство грусти.

В этот раз я грустила недолго: пригревшись в пальто под тяжестью своего рюкзака, я быстро уснула. Конечно, когда полуспишь в ночной маршрутке, как следует не отдохнешь: то машина подпрыгнет, то кто-нибудь расчихается, то водитель матюкнется и все ходят туда-сюда на остановках. Однако, поспать все же чуть-чуть удалось. Проснулась я от кошмара, боли от затекшего тела и песни, вплетающейся в мое сознание цепкими, неприятными щупальцами:

«Вот она, вот она любовь

На колесе моем намотана.

Как же я рыдал, ведь бампер свой помял,

И к корешу на день рождения опоздал».

Жесть. Скорее всего, песня и вызвала кошмар. Хорошо, что мы уже подъезжали к Вологодскому вокзалу. Я выскочила из маршрутки, сразу же замерзла и нырнула в теплое привокзальное нутро.

Приехали мы раньше обозначенного времени и до приезда девочек оставалось часа два. Хотелось спать. Я устроилась в зале ожидания на железных креслах, которые на тот момент показались мне мягче любой кровати и заклевала носом.

Вокзал в небольшом городе ранним утром и ночью – это совершенно особенное место. Здесь царит перешептывающаяся тишина, редкие пассажиры, которые не спят, тихонечко бродят по холлу, пошаркивая подошвами или поцокивая каблуками. Где-то вдалеке журчат голоса, перестукивают колеса проезжающих мимо электричек, чирикают птички, порхающие под самым потолком, время от времени женский голос объявляет о прибытии\отправлении поездов. Движения людей осторожные и вкрадчивые, будто они боятся разбудить друг друга и даже все разговоры ведутся полушепотом.

Перед тем, как заснуть, я наблюдала за одной семьей, которая появилась на вокзале почти сразу после меня.

Молодой человек с женой и ребенком – девочкой месяцев пяти-шести. Их провожали его родители и два младших брата. Все мужчины были настолько похожи друг на друга, что усомниться в их родстве даже в голову не пришло: одинаково плотное телосложение, черные глаза под густыми бровями и характерные носы с горбинкой.

История этой семьи может быть абсолютно непредсказуемой, но почему-то мне представилось, что юная мать – хорошенькая, толстенькая и уставшая, – много пережила со стороны мужненых родственников. В их взглядах на нее, движениях, мимике, в том, как они неуклюже и быстро чмокали ее в щеку, сквозила неприязнь и прохлада. Зато малышку они прижимали к себе с огромной любовью, целовали, сюсюкали, тискали и явно не хотели отдавать в руки матери. Ее муж стоял в стороне и сиял от гордости. Во всей этой сцене было столько напряжения и неестественности, что это ощущалось почти на физическом уровне. Воздух вокруг них сгустился и даже вроде как заколебался, но потом все вдруг резко ушли, оставив молодую семью одних и все снова стало спокойно. Муж сел рядом с женой, обнял ее, прижал к себе, а малышка отправилась спать в коляску.

Два часа тянулись долго, я то просыпалась, то засыпала. Когда я в очередной раз выпала в реальность из полудремы, то увидела, как мои девочки проходят мимо меня, не узнавая – богатой буду! Я их быстренько догнала и начался первый день.

А вот, собственно, мы:

 

Мы: Маша, я, Катя, Настя, Лера и Настя (слева направо)

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ: ХОЛОД, ДОЖДЬ И КРИВЛЯКИ

Сказать, что погода была плохой – ничего не сказать. На улице было холодно, поливал дождь, небо стального цвета и ни одного намека на какой-то просвет. На фоне постоянных сообщений от друзей, оставшихся в Москве, что у них +20, было еще и обидно. Тем не менее, мы отправились гулять и, естественно, начали с центра города.

Вологодский кремль

Вологодский кремль

Я обратила внимание, что Кремли в разных городах удивительно похожи друг на друга, как, впрочем, и большинство городов. Прикремлевая территория, где продают сувениры, церкви, монастыри, колокольня со смотровой площадкой, белокаменные стены, деревянные лестницы.

Вологодский Кремль приказал заложить небезызвестный Иван Грозный. Он приехал в город в 1545 году во время своего путешествия по монастырям. Через 20 лет, в 1565 году, как раз в то время, когда он вернулся в Москву из Александровской слободы, куда он уехал после вооруженного мятежа против него, он и приказал начать строительство каменного Кремля.

История говорит о том, что в Вологде он хотел устроить новую столицу и перебраться сюда из Москвы. Может быть, чтобы уберечь себя от новых измен, а, может быть, чтобы удобнее было творить свои бесчинства. Ведь именно в 1565 году он учредил опричнину, погубившую не мало людей. Она просуществовала аж до 1572 года, держа в страхе всю страну. Как бы то ни было, но столь же внезапно, как Грозный принял решение устроить в Вологде столицу, он передумал. Он неожиданно уехал из Вологды и никогда туда больше не возвращался.

Историки находили этому много объяснений – и эпидемия чумы, и ликвидация опричнины, и нашествие татар на Москву. Однако, сами вологжане рассказывают совсем другую историю.

Когда Иван Грозный приехал посмотреть, как продвигаются дела в почти достроенном Софийском соборе, ему на затылок упал камень, отколовшийся от потолка. Говорят, что он сильно опечалился, посчитал это недобрым знаком и быстренько из Вологды уехал, приказав собор разобрать. Через какое-то время он свое решение отменил, однако строительство на много лет было заброшено. И только при царе Федоре Иоановиче в 1587 году его достроили и освятили.

Кстати, архитектурным образцом для собора стал московский Успенский собор. Если сравнить их фотографии между собой, не увидеть сходства просто невозможно.

Московский Успенский собор

Сейчас Софийский собор не является действующим, но летом открыт для любопытных туристов.

«Софийским собор стал называться в 1612 году после повторного освящения. До этого он носил имя Иоанна Предтечи. Поговаривают, что таким образом сын Ивана Грозного решил почтить память отца».

Когда попадаешь внутрь Софийского собора – пространство вокруг тебя будто сжимается, но вырастает ввысь. Со всех стен на тебя смотрят внимательные глаза святых.

Особенно меня впечатлила фреска с изображением Страшного суда. Кстати, это самая большая фреска на этот сюжет в России. Она реально большая – во всю стену и располагается прямо над выходом из собора. Видимо, чтобы люди, покидая его, помнили о том, что их ждет, если они будут вести неправедную и грешную жизнь.

Первое, куда я смотрю, когда прихожу в храмы – это потолки. Невероятно высокие с обманывающей перспективой бесконечности, наполненные пространством и светом.

Глаза святых
Потолок
Еще потолок
Фреска “Страшный суд”

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А еще всегда интересно разглядывать детали росписей. Находишь много чего интересного. Жаль только, что подобный фокус возможен только внизу – под потолок не заглянешь.

Детали

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Прямо напротив «Страшного суда» располагается иконостас.

Иконостас

Иконостасы – это вообще нечто невероятное. Больше ни в одной религии нет ничего подобного. Состоящие полностью из икон, они обычно богато украшены – не скупились тогда на позолоту и драгоценные камни.

В Софийском соборе не самый красивый иконостас, который я видела, но в полусумрачном освещении его тусклое поблескивание и лазурно-голубой оттенок производят впечатление.

Когда входишь внутрь собора, сразу же бросаются в глаза большие прямоугольники, подозрительно напоминающие гробы. Как оказалось, это действительно каменные гробы местных вологодских святых. Однако они пустые и стоят здесь в качестве памятников, а святые мощи захоронены в других местах. И все-таки это мрачновато – в голове сразу всплывают кадры из ужастиков.

Гробы

Выбравшись из тихого полумрака Софийского собора, мы прогулялись по территории Кремля. По сути, вологодского Кремля именно как Кремля не существует. Изначально он был заложен как крепость, но к 1820-ым годам стены разобрали. Сегодня Кремлем называют Архиерейский двор 17 века, который находился в центре крепости.

Но не суть. Прогуливаться по пахнувшим стариной дорожкам (или этот запах мокрого асфальта?) довольно приятно. Особенно, если с неба не льется поток воды. Нам повезло, на какое-то время дождь прекратился, и мы с девочками смогли вдоволь побродить по территории, разглядывая сохранившиеся здания и стены.

 

Напоследок мы решили забраться на колокольню.

Колокольня со смотровой площадкой

В самом низу, сразу на входе, стоят два старых-престарых колокола. Дотрагиваешься до них и чувствуешь проходящий сквозь пальцы холод – необычное ощущение. Правда, я до сих пор не поняла, то ли это атмосфера от колоколов такая, то ли я просто замерзла на улице и мне уже все казалось холодным.

Два старых колокола

Та колокольня, которая сейчас возвышается над Архиерейским двором – четвертая по счету. Первые три горели, разрушались, разбирались – до нас дошли лишь кусочки одной из деревянных версий, которые хранятся тут же – на первых этажах. Катя как раз на них показывает.

Основа деревянных колоколов

Чтобы взобраться на самый верх колокольни, надо преодолеть 300 ступенек.

300 ступенек

Не знаю, как девочки, но я сбилась со счету уже на третьем десятке, отвлекшись на круглое окошко, усыпанное монетками. Понятия не имею, что это за обычая такой, но монетку бросила и желание загадала. Мало ли, вдруг да сбудется?

Окошко желаний

С колокольни открывается потрясающий вид на Вологду. Жаль только, что солнца не было.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Такие моменты, когда стоишь на одной из самых высоких точек города, любуясь им во всей его красе, одни из моих самых любимых в любом путешествии. Такое спокойствие и умиротворение можно испытать только здесь.

А, вообще, нам повезло. Мерзкая погода разогнала людей, и мы не только полюбовались вологодскими красотами, но и вволю побаловались, смеясь до коликов в животе. И даже ветер, который в прямом смысле слова сбивал с ног, не6 стал помехой. Скорее, наоборот, раскидываешь руки, закрываешь глаза и летишь!

Катя
Я
Маша

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Когда мы спускались обратно вниз, то про то, что я хотела посчитать ступеньки, я даже и не вспомнила. Пыталась удержаться на ногах и не стукнуться лбом о низкий потолок. Спуститься оказалось труднее, чем подняться – ступени высокие и скользкие. А от закручивающихся лестниц, даже голова немного закружилась.

От этих ступеней кружится голова

Кстати, когда я еще раз посмотрела на колокольню уже с земли и отойдя на приличное расстояние, то увидела на ней…лицо! И чем больше я вглядывалась, тем четче его сидела. Как бываешь, – моргнешь и наваждение исчезает. Здесь же хоть заморгайся – лицо на месте.

Лицо Ивана Грозного, охраняющего город

Уже позже я узнала, что и сами вологжане видят на колокольне лицо. Более того, они считают, что это Иван Грозный, который все-таки вернулся в Вологду после своей смерти и встал на защиту города. Как знать, может быть, это правда.

Дальше мы в быстром темпе прогулялись по Кремлевской площади и поехали в квартиру – уж очень неприятная была погода.

 

Продолжение следует…

Комментарии:

Добавить комментарий