Анна в тропиках

Рецензия-впечатление на спектакль Александра Огарева «Анна в тропиках»

Сегодняшний день был прекрасен. Наконец-то спал лютый мороз, от которого у меня последние дни ломило на улице нос. Лучи солнца стали чуть-чуть теплее. Впервые за последнюю неделю я сидела в кабинете без куртки и не мерзла. На совещании мне сказали, что я молодец — дождалась похвалы от начальства за два-то почти года. В офисе, выходя из переговорки, я зацепилась рукавом кофты за дверную ручку и растянулась на полу на своих каблуках и в юбке. Рукав я порвала, а сладкие орешки в глазури, которые я добыла себе на десерт, разлетелись в разные стороны. Но даже это было забавно — я представила, как ржут охранники, наблюдая за мной в мониторы через камеры, и сама расхохоталась. Закончился день походом с моей любимой Элечкой в театр, за что ей огромное спасибо.

Мы с Элей

Сезон 2018 открыт

Как же давно я не была в театре! Уже месяца два точно. За это время я успела изголодаться по спектаклям и живой актерской игре.

Мы ходили на «Анну в тропиках» Александра Огарева по пьесе Нило Круза в Электротеатр «Станиславский».

Электротеатр "Станиславский"
Электротеатр “Станиславский”

Я уже давненько посматривала в сторону этого театра, проходила мимо, облизываясь на афиши, но все никак не получалось туда попасть. Запланирую поход и обязательно что-нибудь случится, то Сеня заболеет, то я, то аврал на работе, то еще что-нибудь мега-срочное. И вот — свершилось!

Электротеатр «Станиславский» не похож на театры, к которым я привыкла. Здесь нет витиеватой лепнины на стенах в холле — металлические пластины с деревянными окантовками. Нет скрадывающих шаги ковров на лестнице — голые высокие ступени. Нет тяжелых пыльных портьер на окнах — здесь вообще окон мало. В зале нет большого бархатного занавеса на сцене. Да и сцены, как таковой, нет. Есть длинное пространство и несколько рядов стульев. Вот это, кстати, мне не очень понравилось. Действие спектакля было растянуто по горизонтали и когда сцены разыгрывались в левой части,

/а мы сидели справа/

то приходилось вытягивать шею и делать это длиннее, чем впереди сидящие люди, чтобы хотя бы краем глаза зацепить то, что там происходило. На некоторых моментах спасали три больших экрана, куда выводилась картинка. Я помню что-то подобное в театре им. Ермоловой и в «Гоголь-центре».

Что странно, так это то, что меня не отпускало чувство, будто я уже бывала в этом театре раньше, хотя точно знаю, что сегодняшний поход — это мой первый раз.

— Может быть, ты и бывала здесь раньше, просто забыла, — сказала мне Эля.

Ну нет — все свои театры я хорошо помню. Если только это было в какой-то из моих прошлых жизней.

Двойная доза Карениной

Действие «Анны в тропиках» разворачивается в конце 1920-х годов на табачной фабрике в штате Флорида, где работают эмоциональные кубинцы. До 1931 года на табачных фабриках существовала интересная традиция — крутильщицам и нарезальщицам сигар штатный чтец читал книги. По мне так замечательная традиция, которая не помешала бы и сейчас, учитывая, что люди, в большинстве своем, практически перестали читать.

Электротеатр
Фото с сайта Электротеатра – сцена из спектакля

Был у меня забавный опыт. В Москве, не знаю, как в других городах, сейчас популярны быстрые свидания. Это когда одинокие женщины и мужчины собираются в баре или кафе, чтобы пообщаться друг с другом и, возможно, встретить свою любовь. Девушки сидят за столиками, а мужчины подсаживаются к ним на 5-7 минут. Когда звучит колокольчик/гонг/да что угодно, играющее роль сигнала, мужчины переходят к другим столикам. Все выстраивается таким образом, чтобы ни одна женщина не скучала в одиночестве.

Так вот я как-то попала на подобное мероприятие и, по чистой случайности, это оказался «книжный день». Каждый участник должен был прийти с книгой, которую он читает в данный момент или недавно прочитал. По мнению ведущих и организаторов, так легче выстроить диалог и установить контакт.

Да, все пришли с книгами. Мужчины гордо выкладывали передо мной «Эзотерику», «Психологию», «Как быстро бросить курить/пить/похудеть» и какие-то древние журналы, которые, по всей видимости, читали еще их дедушки. И я вообще сейчас не приукрашиваю.

Только один пришел с Ремарком и только он оказался читающим. Остальные доверительно сообщали, что взяли первое, что попалось под руку, а на самом деле книги даже не открывали, потому что буквы — это неинтересно и сложно, и времени у них нет. А их, на секундочку, было 9 человек. Вот тебе и статистика. Это печально.

Но я отвлеклась — возвращаюсь к «Анне в тропиках». На фабрику приезжает новый чтец — предыдущий умер от старости. Красавец-иностранец привозит с собой «Анну Каренину» Льва Николаевича Толстого. Его чтение завораживает местных женщин, будоражит умы и сердца. Они погружаются в горячий вихрь страстей и любви Карениной и Вронского. Герои «Анны в тропиках» примеряют на себя образы персонажей романа Толстого, находят схожие черты и разыгрывают свою собственную драму, не менее страстную и безумную.

Чтец становится своеобразным Вронским, Кончита — Анной, а ее муж — обманутым Карениным. Между ними разгорается нешуточная страсть, которая в параллели с романом Толстого, интересна и необычна.

На их фоне развивается еще две истории. Хозяин фабрики Сантьяго, любитель азартных игр и выпить, оказывается должным своему брату Честеру — Чече — большую сумму денег и часть его табачного производства вот-вот перейдет в уплату долга. Если это случится, всех ждут неминуемые изменения, ведь Чече мечтает заменить работников станками, таким образом лишив их заработка. А еще у него личные счеты со чтецами — когда-то его жена сбежала с одним из них.

Вторая линия — это история младшей дочери Сантьяго — Мареллы. Чистое и невинное дитя, наивная и доверчивая девушка, немного влюбленная в нового чтеца. Она хороша собой, непосредственна, как ребенок и мечтательница, живущая в своем романтическом мире. Когда Чече насилует ее, он рушит все, во что она верила, втаптывая ее в грязь и ужас, уничтожая все светлое, чтобы было на фабрике и вокруг — ведь свет был в ней.

"Станиславский"
Фото с сайта Электротеатра “Станиславский”

Секс и табак

Спектакль пропитан сексом, поэтому на афише стоит 18+. Сексуальные утехи героев переданы через пластику и танцы (хореограф Ася Гарафеева). И переданы хорошо, во всяком случае сомнений в том, чем герои занимаются, не остается. У меня сложилось впечатление, что на табачных фабриках того времени только и делали, что крутили сигары и занимались сексом — причем в каждом углу.  Иногда еще пили ром. Чтецы вносили в этот ритм жизни хоть какое-то разнообразие. И тогда случались истории, которая развернулась на сцене Электротеатра — когда в жизнь кубинских эмигрантов врывалась романтика и мечты.

Сами танцы мне показались обрывочными и рваными. Вот герои танцуют, а вот уже разбежались кто куда. Честно говоря, это бесконечное беганье по сцене утомило. Как и то, что актеры растягивались по длинному горизонтальному пространству. Я просто не могла уследить за всеми сразу. Пока смотришь на одних, у других происходит что-то свое. А тут еще Эля пихает в бок – «Ты видела, видела? Вон там, у этих…» И ты упускаешь детали.

В правом углу на подиуме расположился небольшой оркестрик из двух гитаристов, контрабасиста, клавишника и ударника. Они создавали музыкальную атмосферу спектакля — кроме них был еще граммофон и записи. Я очень люблю, когда в спектаклях играет живая музыка и всегда обращаю внимание на музыкантов — мимика, руки, блеск в глазах. Здесь же я посмотрела в их сторону всего пару раз — их откровенно скучающие выражения лиц расстроило. Я все понимаю, премьера состоялась еще в 2015 году, играть одно и то же надоело. Но все же — это сцена и артисты должны оставаться артистами, даже если им этого не хочется.

Декораций практически не было (сценография и костюмы — Анастасия Глебова). Слева — кусочек фабрики, пара столов, по центру — стулья и бумажные листья на полу. По авансцене, перед первым рядом зрителей, шелестит импровизированный легкий занавес, которые двигают актеры. А сверху над головой время от времени опускаются картонные облака с лаконичной надписью The clouds. Этот минимализм мне понравился — он гармоничен и естественен, ничего лишнего, да, собственно, ничего больше и не хотелось. Мелкие детали даже отвлекали бы от основных перипетий сюжета.

Особенно мне запомнилось три момента.

Первый. Дым, расползающийся по сцене, имитирующий табачный. Просто потому, что я люблю запах этого театрального дыма еще с детства.

Второй. Чече (по-моему, это был он), толкающий перед собой макет локомотива туда-сюда и его абсолютно бесстрастное лицо.

Третий. Сцена убийства чтеца. Завораживающая и настоящая до дрожи. Как будто замедленная съемка в кино — пуля, разбивающая буквы сквозь экраны и оставляющая за собой туманный след, заставила меня забыть как дышать.

Конец традиции

Меня всегда удивляет, как актеры играют со своим голосом. На этот раз мое внимание привлекла Анна Сенина (Марелла). Ее голос, в начале немного детский с игривыми нотками, тонкий и пронзительный, в конце, после изнасилования ее героини Чече (Антон Косточкин), становится низким и глубоким. Она никому не рассказывает, что случилось, но меняется до неузнаваемости. Марелла за один миг становится взрослой и холодной. Душа улетучивается из нее, оставляя лишь одну оболочку. И это волшебно передано ее голосом.

Порадовал Роман Дробот (Паломо). Особенно в сцене, когда Кончита (Анна Капалева) рассказывает ему о своих любовных похождениях со чтецом (Евгений Самарин). Он вдруг понимает, что любит свою жену. В этот момент на него можно не смотреть — его голос вопрос за вопросом становится все более говорящим — хриплым, срывающимся, больным.

Вот прямо сейчас вспомнила еще один момент. Самое начало. Петушиные бои. Чече и Сантьяго (Александр Пантелеев) делают ставки и второй безбожно проигрывает. Он умоляет Честера дать ему в долг, готов сделать все, что угодно, вытерпеть любое унижение. Очень живо и по-настоящему.

Когда я работала в казино,

/да-да, было и такое, правда, больше 4 дней я там не выдержала/

я наблюдала за игроками и помню их пустые лица и ярость, когда они проигрывали. Мне было страшно в эти моменты даже подходить к ним, чтобы поставить на стол заказанную выпивку. Что чувствовали крупье, на которых извергались потоки словесной брани, я даже не могу представить. Так вот Александр Пантелеев так реалистично воплотил те эмоции, что у меня все всколыхнулось внутри.

Заканчивается спектакль изменившимися и выпотрошенными героями и словами, ставящими точку на прошлом и словно бы говорящими, что изменения неизбежны: «После 1921 года табачные фабрики избавились от чтецов, а крутильщицы, оставшиеся на фабриках, представляли собой низкооплачиваемых американских рабочих, управлявших автоматами. Конец традиции».

 

«Анна в тропиках» идет на основной сцене Электротеатра «Станиславский».

Адрес: метро «Тверская», ул. Тверская, 23.

Билеты от 900 до 5000 рублей.

Впервые в Электротеатре "Станиславский"
В Электротеатре “Станиславский”

 

Комментарии:

Добавить комментарий