Итальянские каникулы. Часть седьмая

Галерея Уффици

День седьмой: Флоренция, переломный момент и Сант-Эразмо

Утро началось странно. Все проснулись какие-то нервные и напряженные. Рыкали друг на друга, шипели. Погода испортилась и если вчера было тепло и ярко светило солнце, то сегодня небо затянулось тучами и хмурой. Я никак не могла согреться. В Италии вообще отчего-то не приняты батареи. Их в домах просто нет, а если и есть, то еле теплые. В апартаментах Флоренции, которые мы сняли, их не было. Вчера весь вечер я просидела в плюшевом пледе, который сегодня утром уже не спасал.

Мы разрозненно позавтракали кто чем, собрали сумки и отправились в центр — в галерею Уффици. Чек-аут из апартаментов у нас был в 11 утра, и мы надеялись успеть полюбоваться шедеврами Сандро Боттичелли, Леонардо да Винчи, Тициана и Рафаэля. Я очень хотела посмотреть на картины, которые столько рассматривала в книгах и по которым даже сдавала экзамен, когда училась в музыкальном колледже. Был у нас там такой предмет — история мирового искусства.

Однако, когда мы добрались до галереи — к ее открытию,

/примерно к 8.15 утра/  

на вход уже тянулась огромная очередь. С шести часов они ее что ли занимают?

Мне потребовалась минута, чтобы оценить движение толпы и понять, что в галерею мы не войдем. План был к 9 часам попасть внутрь, до десяти побродить по залам, а к 10.30 вернуться домой.

— Мы не успеем, пойдемте просто погуляем?

— Почему не успеем? — взвилась вдруг Ленка.

— Успеем, конечно, — поддержала ее Таня. — До 9 будем в очереди стоять в любом случае!

Сережа промолчал, пожав плечами. Я пять минут потопталась с ними и решила пойти прогуляться вокруг галереи и рассмотреть хотя бы площадь — там я видела копию «Давида» Микеланджело и еще какие-то скульптуры. Я рассудила так — раз ребята железобетонно решили стоять в очереди, ровно к 9 я за ними вернусь, тем более, что я на 100% была уверена, что к этому времени они даже не сдвинутся с места.

Я побродила среди скульптур, разглядывая древние камни мостовой, прошлась вдоль галереи туда-обратно, по соседним улочкам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Когда я стояла у памятника Козимо Медичи, я обратила внимание на время — 8.50.

Козимо Медичи

Тут же я увидела Таню с Сережей. Я им радостно заулыбалась, замахала:

— Решили все-таки не стоять в очереди?

И тут Таня такая вдруг:

— Мы тебя везде ищем! Ленка побежала в другую сторону. Почему мы тебя искать должны?

Я офигела. Показала на часы:

— Вы сказали, что будете в очереди до 9 часов, сейчас без десяти. К 9 я бы вернулась.

— Очередь не двигается, почему мы должны там стоять и тебя ждать?!

— Блин, Таня, я вам сразу сказала, что мы не успеем, а вы уперлись, сказали, что до 9 точно будете там стоять! Потом вдруг передумали, а я виновата?

Пришла Лена, молча и обиженно прошла мимо меня.

— Сразу предупреждаю, — добавила Таня, — сейчас Лена уедет, и мы с Сережей, когда будем в Венеции, искать тебя и ждать не будем. Просто дадим адрес жилья и будешь сама добираться, как знаешь.

— Пф-ф, да ради Бога.

Она подхватила мужа под руку, догнала Ленку, и они все втроем куда-то быстро потопали.

— Зашибись, приехали! — сказать, что я была зла на них — ничего не сказать. Честно говоря, они меня выбесили. Тем более, что я считаю, что в сложившейся ситуации моей вины нет. Когда я косячу, я признаю это. Здесь мне хватило мозгов свои эмоции не выплескивать на ребят. Я понимала, что все устали, всем нужен отдых друг от друга, а мне бы еще выспаться не мешало.

Нагнала я их у музея Академии — там стоит оригинал «Давида» Микеланджело. Тут случилась еще одна истерика.

Я сразу решила в музей не идти — мне необходимо было побыть одной, успокоиться и остыть. Сережа увидел цену,

/не помню точно, что-то около 12 или 14 евро/

вышел из очереди и пошел куда-то в закат. Таня распсиховалась, расплакалась и побежала в другую сторону. Мы с Леной переглянулись — лично я чувствовала себя крайне неудобно и вообще перестала понимать, что происходит:

— Так, иди за Таней, — у Лены с Таней всегда были более близкие отношения, — а я приведу Сережу.

Сережу я догнала быстро, мы вернулись к галерее, отыскали девчонок — они сидели на клумбе, представляя собой печальное зрелище. Одна растерянная, вторая всхлипывающая. Я забрала Лену, и мы оставили Таню с Сережей наедине.

Как я и думала, это оказалось всего лишь напряжение, накопившееся за время поездки и вылившееся таким образом. Но, благодаря этому всплеску, все снова встало на свои места.

Ребята пошли в Музей Академии. Я все же отказалась идти, о чем до сих пор жалею. Все-таки надо было пойти и посмотреть на «Давида» — все трое отзывались о нем с восторгом. И показывали фото:

Давид

Мы договорились встретиться ровно через час на том же месте, что расстались. За это время я не спеша побродила вокруг Дуомо и по маленьким улочкам, где совсем не было людей. Так странно — заходишь в переулочек и на тебя опускается удивительная тишина, хотя буквально в двух шагах площадь гудит, как осиный рой. А тут такое спокойствие, что можно

/нужно/

закрыть глаза, глубоко вдохнуть и унестись на несколько веков назад — во времена, когда по этим самым улочкам бродили флорентийские творцы, ищя вдохновение.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я нашла интересное граффити на одной из улиц — Данте Алигьери, и сразу вспомнила его «Божественную комедию»:

Земную жизнь пройдя до половины,

Я очутился в сумрачном лесу,

Утратив правый путь во тьме долины.

Каков он был, о, как произнесу,

Тот дикий лес, дремучий и грозящий,

Чей давний ужас в памяти несу.

Никогда не забуду, как пришлось учить наизусть строчки «Комедии» на один из экзаменов по зарубежной литературе.

Данте

Когда я вернулась к музею,

/время еще оставалось, и ребята были внутри — на всякий случай я проверила/

я случайно попала в саму художественную Академию. Иду по дороге, смотрю — дверь открыта и студенты шныряют туда-сюда с мольбертами и папками для чертежей. Дай, думаю, посмотрю, что там, и занырнула вместе с кем-то внутрь. И оказалась в просторном дворике, в центре которого зеленая лужайка и несколько столиков, за которыми пьют кофе, завтракают и болтают студенты. А по всему периметру — скульптуры: классические и причудливые, старые и новые. Фотографировать не стала — выдала бы в себе случайного туриста. А мне так хотелось ощутить себя причастной к чему-то высокому и прекрасному. Я наслаждалась этим чувством все оставшиеся 15 минут до встречи с друзьями, бродя по коридорам и лестницам Академии.

Первое, что я сделала, когда мы вернулись в апартаменты — скачала себе приложение Maps.me — на всякий случай, вдруг и правда придется одной возвращаться к месту ночевки.

Случай в Макдоналдсе

Мы собирались поехать через Болонью, высадить там Лену,

/сегодня она уезжала домой в Берлин/   

погулять по городу, зайти в Болонский университет и уже потом — в Венецию. Но начавшийся ливень смешал все наши планы.

В итоге мы закинули Лену на автобусную остановку под Болоньей, откуда было недалеко до железнодорожного вокзала, а сами зашли в Макдоналдс перекусить. Я бы о нем не писала, если бы мы не встретили там кого-то важного. Черт знает, кто это был, но получилось забавно.

Зашла в Макдак, ни о чем не подозревая, заказали еду, сели и заметили рядом шестерых мужиков в черных костюмах. Они постоянно поглядывали в нашу сторону. Да что такое?

Потом из-за столика встал небольшой мужичок, сухенький и лысоватенький, пошел в туалет, а с ним вместе один телохранитель, еще двое встали у дверей и не пустили туда мужика, которому тоже приспичило. Потом охраняемый дяденька

/мне кажется, что это итальянский политик — надо будет дома посмотреть, кто это мог быть/

важно проплыл мимо нас к кассе, зашел к трудягам-работягам и начал с ними фотографироваться. При этом люди, которые обедали в Макдоналдсе, повскакивали со своих мест и защелкали мобильниками. Охранники по-прежнему на нас поглядывали подозрительно. А нам смешно — мало того, что сидим совсем близко, так еще и по-русски разговариваем.

Венеция

Венеция встретила нас дождем.

Мы оставили машину на стоянке при въезде в город,

/4,5 евро за 24 часа/

пересели на автобус и доехали до вокзала, где купили абонементы на вапоретто. Это небольшие речные трамвайчики, которые для местных — обычный общественный транспорт. Абонемент стоит 30 евро на 48 часов и можно хоть все каналы обплавать до скрежета в зубах.

Вапоретто

Сант-Эразмо

У нас было забронировано жилье на островке Сант-Эразмо. Туда-то мы и отправились.

Разместились на вапоретто и поплыли. Сначала с восторгом — в тепле и сухости, а потом надоело. В окно ничего не видно — дождь. Посмотрели по карте, до пересадки на следующей станции плыть полчаса, а идти пешком всего два километра. По-моему, выбор очевиден. Мы сошли на берег и с сумками, под зонтами, отправились в путь. Два километра плавненько превратились в пять, а то и в шесть. Карта показала расстояние по прямой, а в Венеции прямо ходить невозможно — то поворот, то мост, то тупик. До нужной станции мы добрались злые, уставшие, мокрые и в темноте. А самое забавное, что как только мы пришли, приплыло наше вапоретто, с которого мы сошли.

До Сант-Эразмо плыли 40 минут — я даже вздремнуть успела. В общем, та еще поездочка получилась.

Вышли на острове, проложили маршрут до дома — 600 метров, слава Богу, по прямой. Идем. Вокруг темнота, дождь и ни одного человека. Только справа и слева болото, где ночные лягушки и жабы устроили оглушающий концерт, а впереди — светящееся огоньками кладбище.

— Таня, а мы точно здесь живем?

— Да точно-точно! Алессандро нас у дома должен ждать.

Ну, хорошо. Дорогу я сфотографировала уже утром, но только представьте, как жутко было идти по ней глубокой ночью, не зная, что нас ждет впереди.

Сант-Эразмо

Мы действительно пришли к одинокому дому, стоящему на развилке. Влево и вправо две дороги и никого. В покошенном домике не светится ни одно окно, а вокруг него – железная сетка. Жутковатое местечко. Мне в душу уже заползли нехорошие предчувствия, а вдруг и здесь кинут, как в первый день? А тут и машина черте где — уже не добраться. Ночь.

— Адрес точный, — Таня обошла дом, постучала в двери, окна — тишина.

Я начала строить планы, что вот сейчас вернемся в Венецию и будем всю ночь плавать на ночном вапоретто. Такая себе перспектива.

— Давайте Алессандро позвоним уже, может, не туда приплыли, так еще есть время доплыть до места.

Позвонили. Он трубку взял сразу:

— Я вас вижу, — говорит, — посмотрите налево, я вам фонарем машу.

В отдалении действительно замигал фонарик. У меня аж от сердца отлегло — не искать среди ночи, куда бежать.

Нас встретил брат Алессандро — Родриго, сказав, что того сейчас нет и он за главного. Показал наш домик и долго мялся, прежде чем спросить, кто из нас друг или мы, может быть, шведская семья.

— Я друг, — встряла я. — Мы друзья, а они — муж и жена.

— Ааа, — заулыбался он, — отлично! Тогда пойдем со мной.

И привел меня в соседний домик:

— Ты можешь спать здесь, отдельно.

Так у меня появился собственный дом на острове. Скромный, холодный и всего на две ночи, но мой. И это круто!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поужинали мы вместе. Я была рада, что к Тане вернулись ее жизнерадостность и оптимизм.

Со спокойным сердцем я оставила ребят и ушла к себе. Отрубилась сразу же, как только голова коснулась подушки. Я даже проснулась в той же позе, в которой уснула — так устала за день.

Еще немного фотографий:

Присел отдохнуть
Этот фонтан вызвал у меня двоякое чувство — завораживающее и отталкивающее
Зашла в маленькую церковку, когда бродила по Флоренции одна
Эти европейские звоночки у меня вызывают прямо дикий восторг
Девочка на стене
Небольшой пруд, на который я смотрела из окна своего дома – ночью он выглядит как черная дыра
Криповый фонтан у дома хозяев

 

Восьмой день 

 

Комментарии:

Добавить комментарий