Воронежский трип. Часть вторая

Воронеж

Лиски и Воронеж

Проснулась я рано — с вечера забыла отключить будильник, и он затрезвонил в семь утра. Я подскочила, как ужаленная — в комнате нас спало четверо. Сейчас всех как перебужу и…в общем, не надо всех будить в семь утра.

Я тыкнула в кнопку, звон утих. Лиза недовольно шевельнулась, Лера вздохнула и в комнате снова установилась тишина.

Я быстро оделась и на цыпочках выскользнула в коридор. Спустилась на первый этаж нашего гостевого дома, устроенного по типу хорошего хостела — разномастные номера, душевые и общая кухня с холодильником и плитой. На столе — чай, кофе, конфетки-печеньки. Надо сказать, что «Три звезды» оказались довольно-таки уютным местечком, к тому же расположенным в относительной близости от центра и вокзала. Такая гостиница отлично подходит таким путешественникам, как мы — неприхотливым, простым и налегке. А вот какой-нибудь расфуфыренной наманикюренной фифе на шпильках и с претензией на роскошь, конечно, тут бы не понравилось.

Я налила себе кофе и уселась за стол с Джо Хиллом и, пока девочки спали, погрузилась в мир, объятый странным вирусом, заставляющим людей самовозгораться.

Постепенно, одна за другой, девочки проснулись — спустились вниз, зашумели, забулькали водой в чайнике. Чтение пришлось прервать, но я с удовольствием выползла из тягучего Хилловского мира в мир реальный.

Собрались мы быстро и решили, что нужно сходить на вокзал и прикупить билеты до Воронежа,

/на всякий случай/

а заодно и на Лиски посмотреть.

Лиски

Лиски — относительно небольшой город, но чистый и ухоженный. Чистота — это первое, что бросилось нам в глаза: на улицах ни одной бумажки, везде цветники и подстриженные кустарники. Там, где мы жили,

/улица Свободы/

преобладает частный сектор с деревянными домиками и цветущими яблонями, запах от которых стелется по всей улице:

Городом Лиски стали в 1937 году. До этого они были селом на правом берегу Дона. Напротив него располагалось еще одно — Новая Покровка. В 1870 году у Покровки построили железнодорожную станцию, которую назвали Лиски. Изначально строительство планировалось на левом берегу, но тамошний рельеф не дал планам осуществиться.

Какое-то время, с 1965 по 1991 года, город назывался Георгиу-Дет,

/по имени деятеля румынской компартии/

но название не прижилось. Это и понятно — Георгиу-Дет даже выговорить сложно, не то, чтобы запомнить. А Лиски звучит благозвучно и даже игриво-кокетливо, как вкусная конфетка.

— Идемте искать Ленина! — воодушевилась Маша. Из каждого города она привозит с ним фотографии. Вот такое вот странное хобби.

Площадь Ленина от улицы Свободы расположилась совсем недалеко, и мы быстро ее нашли. Аккуратные административные здания и вездесущий Ленин, который повторяет свои позы из города в городе. Довольно скучное местечко:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Интересно, — сказала я Кате, — а как называют себя люди, которые здесь живут — лисовцы, лисички, лисковчане?

— Лискинцы, — обернулась впереди идущая девушка, — мы — лискинцы!

— Лискинцы так лискинцы. Спасибо!

Получается, что он — лискинец, а она — лискинка? Не так вкусно, как Лиски.

На улице установилась удивительно теплая погода — идеальная для долгих неспешных прогулок.

Сразу за площадью Ленина начинается улица, которая ведет к железнодорожному вокзалу. Вот по ней-то мы и пошли. Не могу сказать, что здесь есть что-то примечательное — дома как дома, магазины, вывески и витрины.

А вот отметины ладоней на куске асфальта меня умилили:

Интересно, кто их оставил — ребенок-фантазер или пьяный алкаш, ползущий ночью домой?

На Привокзальной площади стоит большая статуя ангела с крестом на 13-метровой колонне с основанием-колоколом.

Статуя появилась не так давно — в 1998 году. Проект ангела разработал тамбовский скульптор, который родился в Лисках — Сергей Лукьянов.

Администрация города высказалась резко против самого ангела, предложив установить на колонну либо двуглавого орла, либо — вот сейчас внимание! — железнодорожное колесо с крылышками. Мрак. Железнодорожное колесо с крылышками — и что они там только курят?

В конце концов, стараниями мэра и главного архитектора города, утвердили все-таки ангела. И теперь он гармонично возвышается над вокзалом и небольшим рынком, расположенным здесь же:

ангел

По всему периметру основания-колокола тянется витиеватая надпись: «Да ведают потомки православных земли родной минувшую судьбу» и пояс из барельефов, изображающий сцены из Евангелия и лискинской истории.

Лицом ангел, которого сами лискинцы зовут своим охранителем, повернут в сторону собора Владимирской иконы Божией Матери:

Лискинский собор

Собор Владимирской иконы Божией Матери — это новодел, который начали строить в 2004 году.

Он настолько белый, что кажется, будто он сияет на солнце. На него даже смотреть невозможно, не прищурившись. Золотые и голубые купола лишь еще больше усиливают впечатление пульсирующего сияния. Собор будто дышит:

Собор

Прямо по центру — мозаичное изображение святой Марии с Иисусом-младенцем на руках:

Здесь-то ко мне и подошла старушка со словами, что на втором этаже собора я найду то, что ищу — святую воду. Хм. Вообще-то я не собиралась внутрь и о святой воде не помышляла, но после ее слов задумалась. Что она имела ввиду, говоря, что это то, что я ищу?

Все двери собора были заперты. Может быть, где-то есть еще вход, но мы искать не стали. Раз уж сразу попасть внутрь не смогли — значит, не нужно ломиться.

Спасения мне не будет, видимо, но зато я полюбовались симпатичными видами на город с ёжиком деревьев на горизонте:

«Лиска»

Времени до отправления нашего автобуса до Воронежа оставалось совсем немного, а еще очень хотелось посмотреть на символ города — скульптурную композицию «Лиска» на улице Титова. А еще нужно было успеть вернуться в гостиницу за вещами и обратно на вокзал. Поэтому мы, недолго думая, вызвали такси

/традиционные три машины/

и с ветерком домчались до сквера с «Лиской».

«Лиска» — это молодая лисичка с веером, сидящая на скамейке и глядящая в сторону вороны на дереве. Сыграла ли здесь какую-то роль знаменитая басня Крылова — не знаю, но кажется мне, что без этого не обошлось:

ВоронаЛиска

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

У «Лиски» мы застряли — и не потому, что каждый хотел с ней сфотографироваться, и даже не потому, что мы устроили шаманские пляски вокруг дерева с вороной для будущего видоролика Кати о нашей поездке. Просто здесь было настолько душевно и приятно, что уходить не хотелось — тепло, солнышко, хитренькая Лиска, отличная компания:

Мы буквально отлепили друг друга от лисы с вороной и помчались к гостинице, встретив по пути двух слонят. Они просто стояли рядом с детской площадкой:

Слоники

Последнее, что я увидела в Лисках на вокзале — это локомотив. Впрочем, писать о нем скучно — подобные памятники есть почти во всех городах — и все они одинаковые, как Ленин:

Локомотив

Воронеж

От Лисок до Воронежа около 110-115 километров — два часа пути на автобусе. Сначала я читала, потом спала, после мы с Настей начали обсуждать, где нам лучше сойти, чтобы и на котенка с улицы Лизюкова посмотреть и по городу с вещами не ходить. И все варианты получались каким-то неудобными. К нам повернулась женщина:

— Девочки, автобус останавливается на железнодорожном вокзале, вы там сумки свои оставьте в камере хранения, да и гуляйте.

Мы с Настей переглянулись. Спасибо, конечно,

/действительно спасибо!/

но вот эта манера людей влезать в чужие разговоры, что в Лисках, что в Воронеже, уже начала немного напрягать.

Собственно, так мы и сделали, тем более, что именно так и собирались сделать изначально – оставили вещи на вокзале и двинулись в город.

Вокзал в Воронеже очень красивый. Он мне напомнил вокзал в Петрозаводске — такой же полукруглый, богато украшенный и со стеллой напротив:

Вокзал

Когда я спрашивала у воронежцев, что можно

/нужно/

посмотреть в городе, они крепко задумывались и говорили:

— Ну, котенка посмотри, ну, на набережную сходи — там красиво.

И все. Алло, народ! У вас прекрасный город и в нем есть, что посмотреть!

Орленок

Памятник мальчику на коне в детском парке «Орленок». Он появился здесь еще в 1974 году и его автором стал Иван Дикунов. Тот самый, который создал знаменитого котенка с улицы Лизюкова, о котором все говорят и, кстати, лису в Лисках тоже. Но если котенок и лиса похожи по стилистике, то вот мальчик совершенно другой.

Он сидит на ржущем добротном коне — обнаженный и худой до хрупкости, и трубит в горн.

Воронежцы этот несчастный музыкальный инструмент регулярно гнут и порой мальчик трубит просто в трубочку, за что в народе ходит еще одно название памятника — мальчик со жвачкой. Помните, как школьники раньше сворачивали маленькие бумажки в крохотные комочки и плевались ими из ручек?

Я, когда памятник увидела, то почему-то вспомнила картину Кузьмы Петрова-Водкина «Купание красного коня» — чем-то он мне ее неуловимо напомнил:

Орленок

Осип Мандельштам

Рядом с парком «Орленок» стоит один из самых поэтично-печальных памятников Осипу Мандельштаму из тех, что я видела. Он запрокинул голову и смотрит в небо, приложив руку к груди. Смотришь на него и почему-то ощущаешь щемящее чувство грусти:

Осип Мандельштам

Памятник был создан скульптором Лазарем Гадаевым в рамках московского конкурса на лучший монумент поэту, однако, в финале победила другая работа и Гадаевского Мандельштама увезли в Воронеж. Его установили напротив дома, где жил поэт во время трехлетней ссылки и где он написал свои «Воронежские тетради».

Писатели

Я заметила, что в Воронеже много памятников именно писателям. За недолгую прогулку по городу мы встретили нескольких помимо Мандельштама:

  • Иван Саввич Никитин — воронежский поэт, написавший поэму «Кулак». Мне он знаком из музыкального прошлого — пела я романсы на его стихи, так что знаю-помню:

В темной роще замолк соловей,

Прокатилась по небу звезда;

Месяц смотрит сквозь чашу ветвей,

Зажигает росу на траве…

(Музыка Николая Римского-Корсакова)

Никитин

  • Самуил Яковлевич Маршак — думаю, что этот писатель не нуждается в представлении. Кто не знает Маршака?

В Воронеж он приехал в 1915 году после того, как его не взяли на фронт из-за плохого зрения. Здесь Маршак занимался переводами технических документов на заводе.

Памятник, также, как и Мандельштаму, установлен прямо напротив дома, где писатель жил

/улица Карла Маркса/

Маршак

  • Алексей Васильевич Кольцов — еще один воронежский поэт. И для меня это снова русские романсы — А. С. Даргомыжский, М. А. Балакирев, М. П. Мусоргский, Н. А. Римский-Корсаков. «Кучкисты» любили Кольцова — уж больно стихи у него плавные и мелодичные — музыкальные. А вот я его как поэта не воспринимаю

/но я вообще поэзию не люблю/:

Я любила его

Жарче дня и огня,

Как другие любить

Не смогут никогда!

Только с ним лишь с одним

Я на свете жила;

Ему душу мою,

Ему жизнь отдала!»

Кольцов

И это только то, что мы видели. Кроме них в Воронеже есть памятники Ивану Бунину, Александра Пушкину, Сергею Есенину, Андрею Платонову, Владимиру Высоцкому…

Вот и кто такие все те люди, что говорят, что тут нечего смотреть? Да тут же целая кладезь, для которой нужны полноценные выходные, а, может, и побольше дней!

Белый Бим

Перед Воронежским театром кукол «Шут» расположился памятник собаке — герою книги Гаврилы Троепольского «Белый Бим Черное ухо». Одна из самых печальных повестей, когда либо написанных, а фильм Станислава Ростоцкого вообще без слез смотреть невозможно.

Скульптор Иван Дикунов и Эльза Пак сделали собаку в натуральную величину. Бим сидит на проспекте Революции и ждет своего хозяина. Он отлит из нержавеющей стали, а вот его уши, сверкающие на солнце, из бронзы:

Белый Бим

Сразу за театром кукол на небольшой площадке можно найти сказочных героев — скоморохов, царей, бесов, купцов. Все они расположены над землей на высоких колонах. Это персонажи из Пушкинских сказок:

    

А на одной из стен — оригинальные часы:

Часы

Перекусив в Макдоналдсе, мы отправились на набережную. Чтобы к ней попасть нам нужно было спуститься по раздолбанной улочке частного сектора — довольно крутой и резкой:

Ноги частенько скользили по камням чересчур быстро. Опасно. Но проскользить мимо мрачноватого граффити я не смогла. Девочки уже ушли вперед, а я полезла добывать фотографии:

 

Когда я догнала девчонок, они общались с дедом, вышедшим на нас посмотреть:

— Красавицы, да вы зайдите ко мне, — махнул он рукой, — у меня такой вид со двора открывается. Пойдемте, красавицы, пойдемте! — он гостеприимно распахнул ворота и глянул на меня: — И ты тоже заходи.

Мне прям на минуту обидно стало. «Заходите, красавицы! И ты заходи». Не то, чтобы я считала себя красоткой, но неприятный укол задел.

А вот вид у деда со двора действительно неплох:

Мы потом шли и обсуждали, как же, наверное, здорово жить в доме с таким видом. Выходишь вечером на двор — речка поблескивает, отражая луну и звезды, мерцают уличные фонари, колокольный звон плывет по воздуху. Я бы пожила.

Адмиралтейская набережная

Первое, что мы увидели, когда попали на набережную — это огромный деревянный корабль — «Гото Предестенация»

/переводится, как «Божье предвидение»/

Кто-то сказал, что это корабль времен Петра I. Оказалось, что всего лишь историческая копия, построенная в 2011-2014 годах. Зато действующая. А внутри находятся музей о быте и боевых походах моряков 18 века. Интересно было бы посмотреть, но времени до поезда оставалось уже не так много, и мы решили просто посидеть на берегу, полюбоваться рекой Воронеж и поболтать.

Место мы искали минут десять — трудно найти такое, которое понравилось бы десятерым. Особенно, если они все девочки. Но в итоге мы добрели почти до местного пляжа, на площадку с пеньками, на которых можно было отдохнуть. Расселись, кто где и так было душевно! Слева — речка,

за спиной — Успенский Адмиралтейский храм

/самое старое здание в Воронеже, между прочим/

Храм

справа — парни, играющие в волейбол, а прямо передо мной — Катя и Маша пританцовывают:

Не знаю, сколько времени мы провели на набережной, оно бежало незаметно за разговорами, воспоминаниями и «безалкогольной» колой.

  

Котенок с Лизюкова

Памятник котенку стал последней точкой нашего путешествия. Мы должны были его увидеть, раз уж только про него все и говорят.

Мы вызвали на набережную такси, на этот раз воспользовавшись сервисом Яндекс.Такси. Когда мы загрузились в одну из трех машин с девочками, я сказала водителю адрес, куда нам надо. Он печально посмотрел на меня и покачал головой и показал знаками, что глухонемой. Потом тыкнул в телефоне пальцем и на экране высветилось: «улица Лизюкова, котенок». Он вопросительно посмотрел на меня, я кивнула и почему-то ответила на английском: «Yes, we go there», тут же вспомнила, что он меня все равно не слышит и окончательно смутилась. Все смешалось у меня в голове.

До места водитель домчал нас быстро, и я еще раз убедилась, что пойди мы пешком, как планировали в самом начале, то шли бы долго и мучительно.

По пути к котенку нам встретилась странная конструкция. Сами воронежцы не понимают, для чего здесь установили эту пирамиду, тем более, что до 2009 года она стояла без горделивой надписи: «Воронеж — город воинской славы». Поговаривали даже, что строительство начали масоны. Интересно, существует ли сегодня масонство и тайные ордены и если да, то в каком виде?

Воронеж

Приехали мы к котенку, и я сразу узнала руку Ивана Дикунова. Один в один с лискинской Лиской, только вместо лисы — кот.

Котенок с Лизюкова

Честно? Я вообще не поняла, отчего вокруг этого котенку столько ажиотажа и почему он так знаменит.

Ну да, забавно, не спорю, но…не понимаю. Тем более, учитывая, сколько в Воронеже всего интересного! И мы почти ничего не увидели, заложив на город всего несколько часов — видимо, фраза «да там смотреть нечего!» все-таки повлияла на нас на каком-то подсознательном уровне.

Для себя я решила,

/как девочки — не знаю/

что обязательно вернусь в Воронеж минимум на два полных дня. Хочу увидеть скандального коня Ярыжа, полуразрушенную ротонду областной клинической больницы, незнакомку, лечебный стул и много чего другого.

Воронеж — интересный город и отчего-то недооцененный — очень сильно недооцененный. За него обидно. Так что все в Воронеж — гулять по его чистым улицам, смотреть на памятники, бродить по набережной!

Да! Еще одно наблюдение — в этом городе много красивых парней. Я хотела поделиться этим наблюдением с девочками и вдруг поймала себя на мысли, что все они кто замужем, кто с отношениями — поймут ли?

— Сань, ты чего? — даже не помню, кто это спросил.

— Даже не знаю…

— Ну что?

— Вы обратили внимание, сколько здесь красивых мальчиков?

— Да-да!

— Обратили!

— Они прям толпами ходят!

Я вздохнула — красота, будь она женская или мужская, не остается незамеченной.

Фото:

Как же сесть так, чтобы все попали в кадр вместе с Бимом?
Фото в фото — обожаю делать такие штуки
Любование
С котенком Дикунова
Просто город
Балетная школа “Намбер Ван”
Процесс селфи
Девочки в цвету
Стимпанк везде
Воронежское граффити
Котенок вблизи
Мимо проходили
Мы

ВОРОНЕЖСКИЙ ТРИП. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

 

 

 

Комментарии:

Добавить комментарий