Рассвет: сны и демоны

Рассвет

Рецензия-надежда на фильм Павла Сидорова «Рассвет»

Я по-прежнему верю в российский кинематограф и поэтому с заядлым постоянством хожу на премьеры. Особенно на хорроры. Очень уж мне хочется, чтобы мы сняли хороший, нет (!), отличный ужастик. Такой, чтобы прям ух! Но пока, к сожалению, увы и ах. Хотя иногда мне кажется, что вот-вот и получится. Ещё чуть-чуть и будет-таки достойное кино.

«Рассвет» Павла Сидорова оставил у меня двоякое впечатление. С одной стороны какие-то моменты воодушевили, а с другой — очередное разочарование и мысль, что хоррор-таки не российский жанр. Последнюю я засунула поглубже и буду ждать следующего ужастика, тем более, что в ближайшем будущем их планируется сразу несколько.

Сейчас, конечно, будет громко сказано, но на любой фильм я всегда хожу с широко открытым сердцем, не прислушиваясь ни к чьему мнению и стараюсь не давать оценок перед просмотром. Единственное, что я позволяю себе — это глянуть трейлер, просто, чтобы понять, хочу ли я вообще или нет посмотреть тот или иной фильм. «Рассвет»  захотела. Правда, думала, что в главной роли будет Оксана Акиньшина, которая по итогу появилась 3-4 раза едва-едва. Жаль.

Смотрела я «Рассвет» смотрела и только неосторожно подумала, что «а фильм-то ничего такой», как всё тут же стало разваливаться на куски.

Но обо всём по порядку.

Хоррор по-русски

На порог дома под ливень выходят беременная мать (Оксана Акиньшина) с мальчишкой. Она огладывается по сторонам, видит машину и подталкивает сына к ней. Только тут я понимаю, что, видимо, они отчего-то бегут.

Героиня сажает мальчика на заднее сиденье, сама — за руль. Пока она возится с замком зажигания, мальчишка странным образом оказывается снаружи. Она смотрит на него, он — на неё.

ужасы
Кадр из фильма “Рассвет”

Машина вдруг сама заводится, едет задним ходом и врезается в столб. Разбитые стёкла, скрежет металла, окровавленная Акиньшина в розовой сорочке, обтягивающей беременный живот. Неплохой зачин.

И вдруг оказывается, что история совсем не про них, а про девушку Свету. Она — дочь героини Акиньшиной, а мальчишка из сна — её старший брат Антон.

Света празднует свой двадцатый день рождения. Антон, которого она явно не ожидала увидеть, приходит в гости и остаётся на ночь. А потом сигает из окна на глазах у сестры. Такой себе подарок на день рождения. Зачин номер два.

Естественно, что Света начала искать ответ на внезапное самоубийство брата. Ведь вроде бы ничего не предвещало. Но не зря говорят, что чужая душа —

/даже самого близкого/

потёмки. Оказалось, что она брата-то и не знала толком — ни про его кошмары, ни про его странные увлечения, расследование о секте, бесчинствующей в посёлке «Рассвет» и поклоняющейся демону сна, ни даже о его детстве. Всё это

/а прошла уже половина фильма/

привело её к НИИ Сомнологии, где Света решила пройти сонотерапию, чтобы выяснить, что же всё-таки случилось с братом. Вопрос — как бы ей это помогло? Как она собиралась узнать то, что снилось брату через свои собственные сны?

Ну ок, допустим, какая-то связь есть — кошмары, которые стали преследовать Свету после смерти брата.

Начинается сонотерапия, где четыре героя, никак не связанные друг с другом, оказываются в одном осознанном сновидении. И с ними происходит всякое непонятное. Они бегают, кричат, разговаривают с отражениями, встречают монстров.

Хоррор
Кадра из фильма “Рассвет”

Появляется стойкое ощущение, что это уже совсем другое кино. А потом вообще оказывается, что Света-то и не главный персонаж, и что демону сна

/да-да, он всё-таки мелькает пару раз/

она совсем не нужна. И про секту из посёлка «Рассвет» мы ничего толком и не узнаём. Что в итоге случилось с матерью Светы? Куда подевались трое других из осознанного кошмара, в котором они все очутились во время сонотерапии? У меня есть подозрения, что двое точно не выжили — умерли во сне — умерли в реальности

/привет Стивен Кинг и Фредди Крюгер/

Продюсеры «Рассвета» говорят, что будет еще две части фильма. Продолжение и приквел. Но зачем так растягивать, когда можно было всю историю уложить в один яркий, динамичный фильм без рваных сюжетных линий и обрубка вместо финала?

Но даже если изначально планировалось несколько частей, можно было бы завершить первый фильм таким образом, чтобы захотелось узнать, что будет дальше? Тут же просто стекаешь по стулу, обманутый в своих ожиданиях, неудовлетворённый и раздражённый.

Я совсем не уверена, что захочу посмотреть второй «Рассвет», тем более, что если он даже и будет, то как минимум через полгода-год и к тому времени я забуду события первой части. А пересматривать его ещё раз — не то это кино, чтобы смотреть его дважды.

Живые или неживые

Хотелось бы сказать, что на экране были живые люди со своими характерами, личности, в которых веришь. Но всё-таки как-то наполовину.

Для Александры Дроздовой (Света) — «Рассвет» стал дебютом. Очень симпатичная актриса с выразительными глазами. Она убедительно кричит, пугаясь монстров, сочно и мощно. Но иногда, в особенно напряжённые моменты, она так широко распахивает глаза

/плошки/

и трясётся всем телом, что разрушает нарастающую атмосферу саспенса. Хотя в сценах, где пугаться не надо, она оживает.

Александра Дроздова
Кадр из фильма “Рассвет”

Диалог с братом её слегка приоткрыл и чуть-чуть наметил её персонажа, показав, что она стремится к самостоятельности и периодически её мучает чувство вины за смерть матери, которая умерла, рожая её. Ну, вот, пожалуй, и всё, что можно сказать о Свете.

Ещё интересно про шрам на плече. Я весь фильм ждала, что мне про него расскажут — откуда он, как связан со всей этой историей. Не рассказали. Теперь я сижу и думаю, часть ли это образа Светы или настоящий шрам Александры, на который гримёры решили не обращать внимание.

На середине (!) фильма появляются основные персонажи, которые становятся участниками сонотерапии. До этого момента о них не было сказано ни слова.

Кирилл (Александр Молочников), Лиля (Анна Слю) и Виталий (Олег Васильков). Мачо, блондинка и военный. У каждого из них свои тайны, которые и привели их в НИИ Сомнологии. Эти тайны раскрываются в осознанном сновидении, где все четверо и оказываются.

По какому принципу собрали именно этих четверых? Какой-то видимой связи между ними нет. Хотя, по идее, должна быть. С натяжкой можно было бы предположить, что это чувство вины, но оно есть только у троих, так что как будто очередная недодумка.

Начинают они неплохо. Некую неадекватность и нелогичность поступков можно объяснить сном — во сне мы можем оказываться неожиданно где угодно, как угодно, с кем угодно и делать, что угодно. Однако, когда на экране начинает происходить откровенная бессвязная дичь по принципу «а лишь бы было», ничего, кроме смеха и раздражения это не вызывает.

Как, например, момент, когда герой Василькова бьёт героиню Слю. Здесь бы ужаснуться, не знаю, возмутиться, зажмурить глаза, но я увидела лишь тряпичную куклу

/в прямом смысле слова/

и не самую убедительную игру актёров.

Рассвет
Кадр из фильма “Рассвет”

Глядя на Анастасию Куимову, играющую подругу Светы,

/вообще не запомнила, как её зовут/

я видела не героиню фильма, а Светлану Ходченкову — в глазах, волосах, манере держаться. А, кстати, Александра Дроздова временами напоминала Акиньшину — есть у них что-то общее во взгляде.

По ходу фильма можно было легко предугадать, кто есть кто из персонажей, и кто как закончит. Я угадала почти всех, при чем сразу, как только увидела.

Страшно аж жуть

В чём «Рассвету» не откажешь, так в атмосфере. Это приятно удивило и даже напугало. Местами было действительно страшно до мурашек. Я вжималась в кресло в ожидании ужаса, подпрыгивала от неожиданности с гулко бьющимся сердцем где-то у горла.

Тягучая атмосфера сновидения раскрыта на 100%. Чувство, что ты не можешь проснуться и всё больше запутываешься в паутине сна, некоторая абсурдность происходящего, гнетущий страх — всё это было.

Но это было словно в отрыве от общего сюжета. Как бы само по себе. Вот из темноты выкатился красный мяч. Страшно. Напряжённо. Но к чему?

Вот Света идёт на голос матери, на месте которой вдруг оказывается страшная старуха. Жутко. Сердце ёкает. Вот только кто эта старуха такая и какую смысловую нагрузку она несёт?

Акиньшина
Кадр из фильма “Рассвет”

Вот Акиньшина стоит и смотрит на открывающиеся сами по себе двери, а позади неё на каталке поднимается тело под белой простынёй. Да, и это тоже страшно. Но снова бессмысленно.

И так весь фильм: скримеры ради скримеров, монстры ради монстров. Не надо так.

Что понравилось в фильме безусловно — это музыка, которую написал Гарри Джудд. Она была такой подходящей и настолько в нужные моменты, что во многом помогла «Рассвету», вытянув его из категории «плохое кино» куда-то на середину. Саундтреки окутывали состоянием полусна и той особенной тревожностью, когда вздрагиваешь от каждого шороха и вздоха, когда кажется, что рядом кто-то есть, даже если ты точно знаешь, что один.

Неназойливое музыкальное сопровождение, бьющее точно в цель.

По визуальной составляющей «Рассвета» у меня тоже остались приятные впечатления. Пустынные коридоры НИИ

/отличные, на мой взгляд, кадры самого здания, необычные ракурсы/

мрачные подвалы, полутёмные квартиры с обшарпанной обстановкой,

/съёмные квартиры довольно часто выглядят именно так, как в фильме/

полуночный лес с голыми деревьями, окутанными клочковатым туманом. Вообще, работы российских операторов и монтажеров меня не перестают радовать.

Несмотря на очень многое, что в «Рассвете» расстраивает, фильм всё-таки оставил больше положительное впечатление, чем отрицательное.

Российский хоррор

/хотя многие смеются над этим словосочетанием/

когда-нибудь обязательно выстрелит. Я верю и буду верить в это.

Комментарии:

Добавить комментарий