Мюнхен: Новая Пинакотека

Новая Пинакотека

День второй

Музейный день стал днём контрастов, потому что немного перекусив бургерами и пивом,

/как же без него-то в пивной столице?/

мы с сестрой отправились в Пинакотеку, которая располагается прямо напротив Старой — в Новую.

Это совершенно другой мир — современное искусство XX и XXI веков. Было неожиданно приятно перенестись из Возрождения в современность и увидеть, например, Энди Уорхолла:

Совершенно не воспринимаю его, как личность, однако то, что он делал — довольно занятно. Превратить искусство в попсу — это надо обладать недюжинным талантом.

Первый раз я пошла на его выставку, потому что мастер в институте порекомендовал обязательно на неё сходить. Я тогда училась на первом курсе и свято верила всему, что говорил учитель.

Выставка меня не впечатлила совсем и когда я сказала это вслух, то услышала, что совсем в искусстве не разбираюсь и ничего в жизни не понимаю. В тот день я сильно расстроилась и всё думала: «Ну, как же так? Всем ведь нравится, а мне нет. Что со мной не так-то?».

Это сейчас я понимаю, что имею право на собственное эмоциональное восприятие и могу не восторгаться кем-то, если он не произвёл на меня впечатления, даже если все вокруг кричат о том, что он гений. И самое главное, сейчас я не боюсь сказать это вслух.

Георг Базелитц

В Новой Пинакотеке я открыла для себя нового художника, от картин которого начала млеть прямо там. Сестра сказала, что это омерзительно.

И да – в картинах Георга Базелитца действительно есть что-то мерзкое, но одновременно это что-то словно гипнотизирует:

Дома бы я такое у себя не повесила, но на белоснежных стенах Новой Пинакотеки перевёрнутые картины Базелитца смотрелись очень гармонично и необычно — броско, эмоционально, отталкивающе и притягательно одновременно.

Уже дома, покопавшись в интернете, я узнала, что Базелитц один из самых дорогих из ныне живущих художников. Однако!

Магритт и Дали

Вы вот кого больше любите — Рене Магритта или Сальвадора Дали?

Я к обоим художникам питаю нежную слабость. Выбрать кого-то одного? Да никогда! И зачем?

Я люблю образы Магритта — они не текут, не изменяются, не превращаются по пути во что-то ещё. Предметы, которые он пишет, остаются теми самыми предметами, но словно бы и не совсем теми. Вроде перед тобой привычная какая-нибудь вещь, а смотришь на неё, и она будто бы с другого, непривычного ракурса перед тобой раскрывается:

Рене Магритт

Дали же — полная иррациональность. Это мир, наполненный странными чудищами, текучий и непостоянный:

Сальвадор Дали

Пауль Клее

Очень мне понравилась работа Пауля Клее, написанная в технике пуантилизма. Это когда рисуют точками, кончиком кисти. Выглядит потрясающе! Вблизи точки, а отходишь подальше и они сливаются в единое изображение.

В картину Клее надо долго вглядываться, чтобы что-то увидеть. Но тут конечное изображение не главное. В первую очередь обращаешь внимание на цвета — переход одного в другой завораживает. Взгляд скользит по картине и изображение будто поддёргивается рябью, как поверхность озера, когда налетает ветерок:

Пауль Клее

Пабло Пикассо

В Новой Пинакотеке есть зал, посвящённый Пикассо. Не могу сказать, что я прям люблю-люблю его работы, но две из них мне понравились:

Прежде всего, они привлекли меня цветовой гаммой — синие, голубые и бирюзовые тона успокоили разгорячённый мозг и позволили глазам отдохнуть.

Новая пинакотека

Времени на Новую Пинакотеку у нас было не так много, как на Старую, но утомила она гораздо сильнее.

В ней намешано всего — тут и картины, и скульптуры, и автомобили,

/каким боком они там оказались непонятно/

и инсталляции:

Всё это по-своему интересно, однако, постоянно перескакивать взглядом и восприятием с одного на другое утомительно.

Я ещё раз убедилась, что большие музеи, где представлено много разных художников и направлений — это не моё. Мне больше по душе небольшие выставки с одним, максимум тремя художниками. Так впечатления не рассеиваются и после музея я чувствую себя наполненной, а не выжатой досуха. Кроме того, когда много художников сразу – я редко кого запоминаю.

Когда я поняла, что перестала воспринимать красоту (и не только), я позволила себе просто неспеша переходить из зала в зал, ни на чём особенно не задерживаясь взглядом и почти перестав думать. Зато в телефоне осталось несколько фотографий, с которыми можно свою собственную выставку открывать:

Мюнхен: как я прорывалась в Германию

Мюнхен: Старая Пинакотека

Горелая Александра

Комментарии:

Добавить комментарий