«Бархатная бензопила»: критика критики

Бархатная бензопила

Рецензия-мнение на фильм “Бархатная бензопила” Дэна Гилроя

Я тут совершенно случайно нашла настоящее киносокровище — новый фильм Дэна Гилроя «Бархатная бензопила». Название сразу же заинтересовало, а когда прочла состав актёров

/Джейк Джилленхол
Рене Руссо
Тони Коллетт
Джон Малкович…/

решила — 100% надо смотреть:

Рецензия
Кадр из фильма “Бархатная бензопила”

Увидеть скрытое

Удивительный оказался фильм — этакая ирония-пародия на современный мир искусства и критиков с приправой из проклятых картин.

Главный герой — харизматичный Морф Вандеволт (Джейк Джилленхол), уважаемый арт-критик, которым восхищаются, ненавидят, боготворят, ведь одним только своим словом он может уничтожить либо прославить художника. Несколько раз в фильме звучат слова, что в художественном мире есть свой Бог — и это Морф.

Хоть я и назвала его главным героем, на самом деле, как мне показалось, ярко-выраженных главных или не главных персонажей здесь как бы и нет. В картине все равноценны, связаны друг с другом и в то же время будто бы сами по себе.

Подружка-любовница Морфа Джозефина (Зави Эштон) находит у себя в подъезде труп старика, который оказывается потрясающим, но никому не известным художником Ветрилом Дисом. Он завещает уничтожить все написанные им на протяжении затворнической жизни картины. Однако они производят на Джозефину такое впечатление, что она решает стать их представителем и вместе с Морфом и Родорой (Рене Руссо), владелицей галереи современного искусства, они устраивают шумиху вокруг Диса.

Его картины раскупают за миллионы долларов как горячие пирожки, к Дису приходит посмертная слава, известность. Но, как водится, полотна оказываются не простыми, а проклятыми, и начинают убивать. Не просто же так художник велел уничтожить свои картины — знал, на что они способны.

Но суть всей истории и её прелесть не в этом.

Кино
Кадр из фильма “Бархатная бензопила”

Искусство или выгода

В «Бархатной бензопиле» показан мир не художников и искусства, а дельцов, которые всем этим управляют — галеристов, арт-критиков, арт-консультантов и музейщиков. Мир лжецов, подхалимов, лицемеров и беспринципных эгоистов, для которых искусство давно уже всего лишь средство наживы. Для них главное — продать и продать как можно дороже.

Художники для них всего лишь способ продвижения к деньгам. И что самое печальное — это то, что они считают, будто и сами художники такие же. Когда они слышат от них, что деньги — это не главное, что те не готовы изменять своим принципам и продаваться, то очень удивляются. Как было в сцене с Родорой и Дамришем (Давид Диггс), молодым художником из чёрного неблагополучного района, или с тем же Дамришем и Джозефиной:

— У тебя скоро выставка, — сказала она ему, — о тебе все узнают. Узнает весь мир! А ты всё это променяешь на какой-то гараж с вонючими размалёванными стенами? В чём смысл искусства, если его никто не видит?

В погоне за славой и деньгами галеристы готовы идти на всё — они обманывают и подставляют друг друга, переманивают наиболее перспективных художников, подкупают работников и любовников, покупают хвалебные или разгромные рецензии. И при этом, встречаясь на вернисажах, сладко улыбаются, обмениваясь любезностями и «чмоками» в щёчки.

(не)Святая троица

-1-

Родора — владелица галереи современного искусства в Лос-Анджелесе, настоящий делец, акула, «законодательница вкуса», как она сама себя называет. Родора продумывает далеко идущие маркетинговые ходы с картинами Диса, она безупречна, сильна и бесконечно одинока.

Когда-то в молодости Родора играла в панк-группе «Бархатная бензопила». А панки — это кто? Анархисты и бунтовщики, выступающие за свободу в любом её проявлении. От той Родоры у нынешней остались лишь татуировки — механизм бензопилы на шее и надпись «Без смерти нет искусства» на руке. Да ещё печаль в глазах и тоска по тому времени, когда она была свободной. Это чувствуется по тому, как она говорит, как двигается, как смотрит. Несмотря на свою цепкость и хваткость, Родора выглядит апатичной и уставшей от той жизни, которую ведёт сегодня.

Рене Руссо в её роли прекрасна. И почему она так редко, где появляется?

Вроде бы Родора должна вызывать отрицательные эмоции: она ни во что не ставит своих сотрудников, надменна, уверена, что лучше других, беспринципна. Но мне было её так жалко, что хотелось встряхнуть за плечи и вернуть к жизни.

-2-

Кадр из фильма
Кадр из фильма “Бархатная бензопила”

А вот героиня Зави Эштон, Джозефина, прямо бесила. Продажная, обозлённая на всех, с поджатыми губами,

/за весь фильм она почти ни разу не улыбнулась/

меркантильная красотка, прыгающая из одной перспективной койки в другую — ещё более перспективную. Вот уж для кого искусство вообще ничего не значит.

Из всех героев фильма она показалась мне недоделанной и если, например, та же Родора — законченная картина, то Джозефина — цветной набросок.

-3-

бархатная бензопила
Кадр из фильма “Бархатная бензопила”

Третьей сюжетной линией «Бархатной бензопилы» стал джилленхоловский Морф Вандеволф и его лав-стори с Джозефиной, хотя он женственный и мягкий гей, живущий со своим любовником. Но вдруг он воспылал любовью к Джози и ушёл к ней.

Морф — непростой персонаж. Арт-критик — Бог. С одной стороны, неподкупный, а с другой — слабак, который идёт на поводу у любовницы и громит выставку её бывшего, когда она просит его об этом,

/Пожалуйста, ради меня, я хочу, чтобы ты уничтожил его!/

хотя на самом деле ему понравились его работы.

Очень я люблю Джилленхола. Он всегда разный: Джек из «Горбатой горы», Дастан из «Принца Персии», Скотт из «Эвереста», Дэвид из «Живое» или… Он прекрасен и никогда не переходит грань ненастоящности. Его Морф получился эстетом-снобом, который может ворчать на похоронах о том, что у гроба не такой цвет

/это очень забавная сцена/

или музыка играет безвкусная. Он женственно двигается, давая понять всё, что нужно о своём герое, но не перегибает палку и не становится пошлым — ходит прямо по черте.

Художники и кризисы

бархатная бензопила
Картина Ветрила Диса из фильма

В «Бархатной бензопиле» целая россыпь интересных персонажей. Как, например, художник в творческом кризисе Пирс, которого играет Джон Малкович.

Таким я себе и представляла художника в творческом кризисе — борющемся с желанием вернуться к вредным привычкам, от которых он пытается избавиться, нервным и чуть-чуть злым, терзаемым своим временным бессилием и бесконечными поисками. И в то же время примирившегося с тем, что ничего лучшего, чем он уже создал, он не напишет.

Правда, именно роль Малковича в этом фильме я не поняла. Он встречается с галеристами, страдает, смотрит на проклятые произведения Диса, а потом уезжает за город. Фильм заканчивается тем, что он палкой рисует на берегу моря свои картины, а волны тут же слизывают их и уносят с собой.

Может быть, Пирс, как и Дамриш, дан здесь как противовес акулам-галеристам, — верный своему творчеству и не пытающийся на нём заработать. В конце концов, дисовские картины не распространяли на художников своё проклятье — просто разговаривали с ними, правда, только им известно, о чём именно. А, может быть, именно благодаря этим разговорам к Пирсу и вернулось вдохновение, когда он понял, что в искусстве главное лично для него.

Смех сквозь страхи

бархатная бензопила
Кадр из фильма “Бархатная бензопила”

«Бархатная бензопила» снята не без юмора. Я бы даже сказала, что ужасы эти, скорее, воспринимаются как комические. Да, проклятье, да, смерти,

/и страшные смерти/

да, мистика, но во всём этом присутствует ирония и лёгкая насмешка. А иные персонажи воспринимаются только со смехом, хотя вроде бы ничего смешного в них нет. Как, например, Коко (Наталия Дайер) — красивенькая, молоденькая девочка-ассистентка, которая постоянно находит трупы своих работодателей (= всех, кто умер в фильме). В конце концов, она даже уже кричит с ленцой и всплёскивает руками: «Да что за…!» И да — это очень смешно.

Символы эстетичности

Символы-символы-символы… Кругом одни символы, начиная с того, что Дис добавлял в краску, которой рисовал, свою кровь (= в каждое произведение художник вкладывает частичку себя) и заканчивая тем, что все, кто умирает — умирает от того поджанра искусства, которое больше всего презирает.

Очень визуально понравился фильм — но по-другому и быть не могло. Основные действия «Бархатной бензопилы» разворачивались в арт-пространствах с белыми стенами, дышащим воздухом, картинами, инсталляциями и перформансами. Герои — сплошь эстеты или считающие себя таковыми. Особенно Морф. И они окружены красивыми вещами и красивыми людьми.

В голове застрял кадр (оператор — Роберт Элсвит), в котором Морф/Джилленхол смотрит на очередной арт-объект и тот отражается в его глазах — так его и показывают нам. И, Боже, как это красиво! И вся «Бархатная бензопила» такая, состоящая из мелочей.

Спасибо той случайной рекламе в интернете, которая выдала мне ссылку на этот фильм по непонятным для меня причинам. С ним было так прекрасно провести вечер!

Горелая Александра

Комментарии:

Добавить комментарий